×

Пестяковское благочиние



В 17 веке в России проживало 5, 5 млн. человек, Россия была самой малочисленной державой в Европе. В Польше, например, с которой мы воевали, проживало 16 млн. человек, а во Франции 40 млн! Но жизнь после смутного времени наладилась, Русь святая богатела, умножалась. Женщинам русским и в голову не приходило убивать своих детей во чреве, и в 19 веке мы стали самой многочисленной нацией в Европе.

Один благочестивый старец на духу сообщил священнику, что он долго скорбел о своём отце-самоубийце, повесившемся и погребённом без отпевания. «Крепко жаль мне было отца, и часто думал я о нём. Вырос, женился, а отец не выходил у меня из головы. И начал я по ночам молиться Богу, чтобы узнать, где теперь отец мой. Вот однажды и вижу во сне: кто-то спросил меня: «Ты хочешь знать, где твой отец?» - «Да, говорю, желал бы увидеть его». – «Пойдём, говорит, со мной».

С точки зрения материальной выгоднее одно, а с точки зрения духовной – другое. Вот стою в очереди, а передо мной женщина плохие помидоры откладывает, а хорошие берёт себе, и берёт не полкило, а восемь килограмм. И она всё хорошие берёт и берёт, и меня прямо раздирает: ну что же мне достанется? Мне-то нужно всего полтора килограмма. Мне хочется закричать: давайте только по два кило! Да сколько можно ждать? Но что я приобрету, если так закричу? Я приобрету полтора килограмма помидоров. А если я потерплю, ничего не скажу? Во мне всё кипит, а я, чтобы легче было ждать, буду Богу молиться: Господи, ты меня успокой. Ведь Царство Божие – это не пища и питие. Вообще помидоры – это не русская еда. Ведь жила Россия, слава Богу, тысячу лет без помидоров, и никто не умирал от этого. И если я себя так успокою, то я приобрету нечто большее: я приобрету терпение, и я приобрету смирение. И если взвесить, что дороже, терпение и смирение или полтора килограмма помидоров, то сразу ясно, что терпение и смирение важней.

Первые сведения о храмах в с. Н. Ландех Гороховецкого уезда Владимирской губернии имеются в писцовых книгах 1627-1630 гг.: «В селе церковь Живоначальной Троицы древяна клецки, другая церковь Рождества Пресвятой Богородицы».

Однажды прп. Серафим Вырицкий, ещё будучи мирянином и предпринимателем, возвращался из-за границы домой в Петербург. От вокзала не торопясь ехал в лёгкой бричке, с радостью оглядывая, после продолжительной разлуки, городские улицы. Вдруг он увидел сидящего на тротуаре человека, охватившего голову руками, и горько плакавшего. Безразличная публика проходила мимо, не замечая его. Но Серафим остановился, сошёл из брички и подошёл к человеку, чтобы выяснить, что с ним случилось.