×

Пестяковское благочиние



Митрополит Вениамин (Федченков) молодым монахом служил в Петрограде. Однажды после службы подошла к нему женщина со спокойным лицом и манерами и, получив благословение, говорит: «Батюшка! Что мне делать? Какое-искушение-то со мной, мне всё «вержется». – «Как так?» - «Ну, вот стою я, например, в церкви, а с потолка вдруг ведро с огурцами падает около меня. Я хватаюсь собирать их. Ничего нет. А то диакон, известно, выходит из алтаря вратами, а вержется, будто его через иконостас кто бросил. Страшно, лежит… Дома по потолку кошки бегают, головами вниз. И всякое такое». Рассказывает спокойно, никакой неврастении, возбуждённости и чего-либо ненормального в ней невозможно было даже и предположить. Муж её спокойный улыбающийся мужчина.

Жена офицера Анастасия Алексеевна страдала душевной болезнью: «Всё что-то мне мерещится. Темноты боюсь, одна в квартире оставаться боюсь. Однажды от единой мысли, что я в квартире одна, такой на меня страх нашёл, что я вылетела на лестницу, а дверь, не подумавши, захлопнула. А замок французский, а ключа нет – два часа это я на лестнице продрожала, пока соседи не подошли.

Собственное имя человека имеет большое значение в его жизни, и люди с древности относились к этому очень серьёзно. С античности и до сих пор существует ономастика – искусство давать имена. Человек личностен и именно имя определяет его личность. В жизни иногда бывает потеря сознания, летаргия, иногда явное отсечение памяти, и даже явное безумие, которые внезапно разрешаются настойчивым напоминанием об имени. За имя, извне тянутое, цепляется тогда утопающее в хаосе самосознание и преодолевает нахлынувший на него мрак. Интересный случай описан в дореволюционной газете: «… в лазарете, устроенном в здании Коллегии Императорского Петроградского Университета …, произошёл следующий случай: нижний чин Павел Космаков, лишившийся дара слова, внезапно вновь приобрёл таковой, приступая к Св. Причастию и будучи опрошен священником в третий раз о своём имени».

Уже не однажды некоторыми деятелями культуры(!) публично ставится вопрос о легитимности мата. Дескать, мат — это часть великого русского языка, что он широко употребляется в быту, что мат естественен, и что необходимо снять ограничения использования мата в искусстве и вообще во всём информационном пространстве – «свобода слова». Этот же вопрос эти же деятели культуры(!) не постеснялись поднять и на встрече с нашим президентом. И хорошо ответил им президент, что мы же скрываем одеждой некоторые части тела, связанные с этим самым матом, несмотря на то, что они тоже естественны.

Немецкий философ Вальтер Шубарт (1897 – 1942) в книге «Европа и душа Востока» противопоставляет два типа человека: прометеевский и иоанновский. Прометеевский – дерзкий, воинственный, агрессивный тип; иоанновский – христианский, евангельский тип любимого ученика Христа Иоанна Богослова. Представителями иоанновского типа он считает русских; прометеевского – англосаксов.