×

Пестяковский приход



Господь даёт человеку уникальную возможность – жить. Наполнение жизни во многом зависит от воспитания, от семьи, от веры, от традиций русской жизни и Православия. Русский человек – это православный по духу человек, даже если он не воцерковлённый, но русский дух предков, дух православия в нём живёт, в чём нас убеждает пример героя Евгения Родионова.

«Сам Бог непреложно смешался с естеством человеческим так, чтобы и Самому стать человеком, как знает Сам, и человека сделать богом через соединение с Собою. Он премудро разделил века, одни предназначив на осуществление того, чтобы Ему стать человеком, а другие— на осуществление того, чтобы человека сделать богом» (1, с. 92). Как говорили св. Афанасий Великий и св. Григорий Богослов: «Слово вочеловечилось, чтобы мы обожились».

Атеистическая критика давно объявила понятие Троицы, Триединого Бога абсурдом. И до сих пор считает так, и говорит о том, что ни один нормальный человек не в состоянии представить себе триединого Бога, что триединость противоречит здравому смыслу и элементарной арифметике (3 = 1 и 1 = 3). Хотя должно заметить, что здравому смыслу и элементарной арифметике противоречит также и теория относительности.

Господь сказал: «Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми Крест свой, и следуй за Мною, ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет её, а кто потеряет душу свою ради Меня, тот обретёт её» (Мф. 16, 24-25). Блж. Августин сказал, что крестом обозначается смертность плоти нашей. И нет спасения без готовности умереть за истину и добродетель.

Когда Иисус был схвачен, унижен, оплёван, заушен и приговорён к распятию, ученики были в жуткой растерянности, отчаянии и страхе, что и они также будут преданы жестокой расправе. Отчаяние – это потеря Надежды, Чаяния Царства Мессии. «Восстановления Израилева Царства» не произошло, учение их Учителя поругано, всё кончено… Они были в тяжёлейшем психическом состоянии. В таком крайне угнетённом состоянии люди стараются быть рядом, ощущая хоть какую-то поддержку друг от друга. Но бывает, что в таком состоянии человек никого не хочет видеть, слышать, замыкаясь в себе от ужаса, в одиночестве. Таким был апостол Фома. Нет, он не был трусом. Ведь, когда Господь получил известие о болезни Лазаря и хотел идти в Иерусалим, ученики напомнили ему: «Равви! давно ли Иудеи искали побить Тебя камнями, и Ты опять идёшь туда? ... Тогда Фома, …, сказал ученикам: пойдём и мы умрём с Ним» (Ин. 11, 8, 16).