×

Пестяковское благочиние



В одно сентябрьское воскресение во время отпуска я решил причаститься в церкви села Катунки. Великолепно отремонтированная церковь живописно расположена на самом берегу Волги. Народу было не много и, по словам настоятеля, все приезжие. «А почему свои не приходят?» - «А они все здесь «бессмертные»», – с грустной иронией ответил священник.

И мне вспомнился рассказ, который мне прислал друг по почте: «Один молодой священник, проповедник, горевший духом зажигать сердца людей верой в Бога, прибыл в одно селение с мёртвой церковью и незамедлительно приступил к делу. Хотя в епархии его перед этим предупредили, что в данном приходе он напрасно потеряет время. Церковь в посёлке совершенно мертва, люди не ходят. Но он всё же рискнул. И вот закипела работа. Священник беседовал со встречавшимися ему жителями посёлка, посещал людей на дому, увещевал, наставлял, учил, приглашал на воскресные службы. Но безуспешно. Люди с мрачными лицами оставались холодны и в церковь не шли. И тогда молодой горячий пастырь решил прибегнуть к весьма неординарному средству, граничащему с отчаянием.

Он объявляет в местной поселковой газете, что церковь … умерла и её похороны состоятся в ближайшее воскресение, по обедне. Такое объявление взбудоражило сонное царство посёлка. Весть! Новость! По городку поползли самые невероятные слухи, сплетни, догадки. В воскресенье церковь до отказа наполнилась любопытной толпой. Поглазеть – вот что мы любим! На видном месте стоял украшенный цветами гроб. После отпевания батюшка сказал краткое надгробное слово и пригласил присутствующих всех по очереди прощаться, подходя взглянуть на лицо знаменитой покойницы. Один за другим люди подходили ко гробу. Но, взглянув в него, кто спешно смущённо отвращал свой взор, а кто в ужасе истерично вскрикивал, отскакивая, как ужаленный от страшного постамента. Оказалось, что священник положил на дно пустого гроба большое зеркало, так что всякий смотрящий туда видел там своё собственное отражение. Оно и изображало умершую церковь, которая есть собрание приходящих в неё людей. Живых или мёртвых в духе».