×

Пестяковское благочиние



Через последнего царя рода Рюриковичей Господь показал нам, что не грозные и свирепые, а смиренные и тишайшие делают государство сильным, а народ счастливым. «Смиренный человек – это тот, который расчищает своё внутреннее пространство, теснит своё собственное Я и уступает центральное место в жизни Богу. В душе такого человека – забота о других, через нужды своих ближних он воспринимает и самого себя. Конечно, повинуясь законам бытия, он должен заботиться и о себе: о пропитании, одежде, доме, как и о своих близких и родных, но в центре его жизни – Бог. Такой человек очищает сосуд своей души, и Господь входит в это свободное пространство человеческого сердца и дарует особый дар благодати. Чем более теснит человек своё собственное Я к периферии той системы ценностей, которую он исповедует, тем больше пространства заполняется Богом, тем сильнее связь с Господом, тем обильнее поток благодати».

О царе Феодоре Иоанновиче многие историки говорят с небрежением: недалёкий, глуповатый. А Русь при его правлении ожила и благоденствовала. Говорят, что это благоденствие осуществлял умный его помощник Борис Годунов. Однако у этого умного человека совершенно ничего не получилось, когда он сам стал царём после четырнадцатилетнего царствования Феодора Иоанновича: народ в царствование Бориса бедствовал и голодал, и сам он плохо кончил, и в стране началась страшная смута.

После смерти Ивана Грозного началась ожесточённая борьба придворных групп: дворовых чинов (бывшие опричники), земщины (бояре) и клана Нагих; начались народные волнения. Система централизации, введённая Иваном Грозным «основанная на противопоставлении “двора” и земщины, обнаружила свою непрочность. Правительству пришлось пожать плоды политики, в основе которой лежал принцип “разделяй и властвуй”».

Р.Г. Скрынников пишет, что Феодор Иоаннович «по своему безволию и слабоумию, как претендент на трон, не оказывал самостоятельного влияния на события». В то время, как «волевые и сильно умные», Б.Я. Бельский, А.Ф. Нагой, Годуновы, Трубецкие, Щелкаловы, Мстиславские да Шуйские, да Голицыны, Романовы да Шереметевы и Головины «оказывали влияние на события» и дрались за власть, Феодор Иоаннович, как глубоко верующий человек полностью положился на волю Божию, на Промысел Божий, и среди бури страстей и столкновений сохранял совершенно спокойное устроение и нейтралитет не «по безволию и слабоумию», а по Божией мудрости, ибо земная «мудрость мудрецов их погибнет и разума у разумных их не станет» (1, Ис. 29, 13). Феодор Иоаннович умел молиться и по молитвам его все перипетии со сменой власти обошлись без крови и всё совершенно как-то успокоилось и устроилось. Отмечавшееся историками подчинение царя Феодора Годунову небесспорно. Так, из некоторых источников следует, что в 1585 году беспокойному, запутавшемуся в своих интригах «Борису пришлось отведать царского посоха» от «безвольного и слабого» государя Феодора Иоанновича, чтоб он пришёл в разум истины.

А какую принял царь Феодор Иоаннович Русь от отца? В документах периода конца царствования Ивана Грозного часто встречаются такие записи: «пустоши, что были деревни», «пашня лесом поросла»; народ бежал от опричнины и от новых и новых поборов на юг, в Донские степи, Русь обезлюдела. Во много раз возрастали налоги, каждый год учреждались всё новые и новые подати, и как следствие этого – бегство крестьян и посадских, преимущественно на юг, на Дон к казакам. В итоге правления Ивана Грозного: разорено 40% (!) крестьянских дворов, сокращение пахотных земель в четыре раза(!) – страшное запустение земель: в новгородских и псковских местах в роспаши оставалось только 7,5%(!) прежде обрабатываемой земли, в Московском уезде – 16%, то же и в других местах.

Широкое распространение получили грабежи и разбои. Некому было работать, некому кормить дворян – т.е. содержать войско. С 1581 года власти Грозного запрещают переход от владельца к владельцу даже в единственный оставшийся для перехода «Юрьев день» (День вмч. Георгия Победоносца 26 ноября/9 декабря). Тогда и родилась известная поговорка: «Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!» Это нововведение объявлялось, как временная мера, – на период т.н. заповедных (запретных) годов, но отменена была эта «временная мера» только через 280 лет – в 1861 году. Таков итог второго периода царствования «очень умного и волевого» царя Ивана Грозного, и такую разорённую Русь принял царь Феодор. В заслугу Ивану Грозному ставят, что Россия при нём значительно расширилась. Однако расширялась она и до него и ещё больше после него, это уже был объективный процесс, основание которому положили «недаровитые» святые московские князья. Да и расширение при нём свершилось только в первый непродолжительный период его царствования, когда ещё он был нормальным христианином, а в опричный продолжительный период царство даже уменьшилось за счёт поражения в Ливонской войне.

И опять приходится возвращаться к теме о сказочном персонаже «младшем детине» Иване-дураке. В отличие от умных старших детин, царь Феодор много молился, он всю жизнь с неприязнью относился к немилосердию, жестокости, расправам. Человек тихий и богобоязненный, царь «любил церковное пение, колокольный звон и беседы с монахами», т.е. он любил Бога, а поэтому и людей любил. При царе Феодоре жизнь в стране как-то сразу стала иной – спокойнее и тише. Об опричном терроре люди вспоминали с отвращением и ужасом.

К счастью «Иваны-дураки» на Руси не переводятся. Критикуемый историками Иван Калита русских пленных стал выкупать. А разве их выкупишь всех, если татары их в 100 раз больше забирали в полон, чем возможно было выкупить. «Умные» князья понимали это, и на пленных деньги не тратили. Не тратили, а становились беднее. Калите жалко было людей, взятых в плен, и Господь ему помогал. Вот и Владимиру Сергеевичу Соловьёву жалко было видеть замёрзшего в худой одежде нищего, и он снял с себя дорогую шубу и отдал этому нищему, а сам бегал, озябнув и скорчившись, в сюртучке. Ну разве не дурак? Друзья подарили ему другую шубу, так он и для неё нашёл нищего… И в войну «Иваны-дураки» вражеские амбразуры своим телом закрывали, жертвовали, голодали; а умные наши смердяковы говорят, что глупо было умирать с голоду в Ленинграде, и надо было его сдать немцам – умная-с нация-с … Русские «дураки» 500 лет воевали с турками в том числе и за Крым, а «умный и волевой атеист» в одну минуту росчерком пера вывел Крым из юрисдикции России.

Двойное мнение о царе Феодоре Иоанновиче сохраняется до наших дней. Церковь считает его святым, человеком высокой нравственности и благочестия. Светское же мнение разделяется. Даже один и тот же человек судит о нём по-разному. Так А.К. Толстой в сатирическом стихотворении пишет о нём, о преемнике Ивана Грозного, как о блаженненьком дурачке:

За ним царить стал Фёдор,
Отцу живой контраст;
Был разумом не бодор,
Трезвонить лишь горазд.

Но этот же поэт посвятил этому же царю знаменитую пьесу «Царь Фёдор Иоаннович», где у царя ярко проступает нравственная чуткость: это вещий простачок, который бессознательным, таинственно озарённым чутьём умел понимать вещи, каких никогда не понять самым большим умникам. Не блаженненький, а блаженный, т.е. счастливый в своём единении с Богом:

Какой я царь? Меня во всех делах
И с толку сбить, и обмануть нетрудно.
В одном лишь только я не обманусь:
Когда меж тем, что бело или черно,
Избрать я должен – я не обманусь.

И боярин Шуйский с высоты своего мирского ума презиравший его, вынужден был признать:

Нет, он святой!
Бог не велит подняться на него –
Бог не велит! Я вижу, простота
Твоя от Бога, Фёдор Иоанныч, –
Я не могу подняться на тебя!

Он сразу после коронования выпустил на свободу много заключённых, освободил военнопленных, уменьшил налоги. Москва при нём стала быстро обстраиваться после разорений и невзгод во времена Ивана Грозного. Сгоревший кремлёвский дворец вновь отстроил и привёл в цветущее состояние. Все приёмные палаты в это время были великолепно украшены стенописью.

Василий Блаженный, фрагмент картины Сурикова. Он прорёк царевичу Фёдору: «Быть тебе наследником отца твоего. Да не повтори его ошибок».

При Покровском соборе на Красной площади царь освятил ещё один придел, где поместил серебряную с позолотой гробницу с мощами св. Василия Блаженного, которого он очень любил и почитал и мощи которого были обретены в 1588 году. Над драгоценной гробницей повешены были его тяжёлый крест и вериги. С этих пор Покровский собор стал называться в народе собором Василия Блаженного.

В 80-годы по инициативе царя Феодора и при активном участии Бориса Годунова велись успешные переговоры с Константинопольским патриархатом об установлении на Руси патриаршества. Это начинание увенчалось успехом на Московском Соборе в 1589 году. Царь выбрал на патриаршество Московского святителя Иова, которого сам же ранее «понудил на великую митрополию». Фактически самостоятельная Русская Церковь, наконец, через 131 год получила юридически оправданную самостоятельность в составе и масштабе Вселенской Православной Церкви.

И.Ф. Годунова. Скульптурная реконструкция по черепу. Автор С.А. Никитин.

Царь Феодор Иоаннович, младший сын первой жены Грозного Анастасии, вставал очень рано, в четыре утра, по пословице: «кто рано встаёт, тому Бог подаёт». К нему являлся духовник протоиерей Благовещенского собора, с крестом и Евангелием, и вносилась икона празднуемого в этот день святого. Царь молился, его ежедневная предначинательная молитва была: «Господи, избави мя от злого действа!» Затем шёл к царице Ирине и вместе они шли в церковь к заутрене. (Кстати, Иван Грозный сначала радовался бездетности Феодора, но после гибели старшего сына, стал склонять его к разводу с бесплодной женой, взять в жёны другую. Феодор категорически отказался разводиться). После заутрени он принимал бояр, и к 9 часам шёл в Успенский собор на Литургию. Возвратившись, вновь принимал бояр и других государственных сановников. После обеда почивал, по русскому обычаю. (Кстати, в нашей армии после обеда русские солдаты ежедневно спали один час, даже и в советское время; недаром существовала поговорка: «отчего солдат гладок? – поел, – и набок»; обычай этот был отменён в армии при Хрущёве). Царь каждый день бывал на вечерне и после неё оставался во внутренних покоях и развлекался чем-нибудь: слушал чтение книг, сказателей былин, рассматривал изделия своих мастеров и т. д.

В его царствование совершенствовалось военное искусство, особенно умножилась артиллерия. В его время была отлита знаменитая царь-пушка весом 2400 пудов, каждое ядро весит 120 пудов, а заряд пороха 30 пудов. Сделал её пушечный литец Андрей Чохов.

Все войны при нём велись успешно. В 1591 г. 150-тысячное войско крымского хана Казы-Гирея вышло на Москву. Угроза была страшная, достаточно вспомнить, что в 1571 году при Иване Грозном крымский хан Давлет-Гирей, имея меньшее войско, сжёг и разграбил Москву и окрестные города, были убиты десятки тысяч жителей и более 100 тысяч угнано в рабство.

В это время шла война со Швецией. Тем не менее, царь сумел собрать новое войско, которое расположилось в двух верстах от города, Москва была объявлена на осадном положении. Как средства защиты, были построены подвижной городок на колёсах (гуляй-город) и ограждённая походная церковь прп. Сергия. Сюда, по приказу царя, принесена была большая икона Божией Матери – Донская – бывшая с Дмитрием Донским на Куликовом поле. Епископ Иов Суздальский крестным ходом обнёс чудотворную икону вдоль воинского стана и московских городских стен и затем поставил её в походную церковь. Сам царь Феодор Иоаннович со свитой объехал войска, ободрял их и, по-видимому, не испытывал никакого страха перед врагом, возлагая всю надежду на Бога, и во дворце с царицей и духовенством стал молиться о победе над супостатом.

Четвёртого июля татары вышли к Поклонной горе и устремились на наши войска. Закипела отчаянная битва. В церквах непрестанно совершались моления. Молился усердно и набожный царь Феодор. Гирей рассчитывал захватить Москву сходу и врасплох, но встретил энергичный отпор и понес большие потери.
Царь после молитвы был настолько спокоен, что заснул в полдень, по обыкновению, сказав перед этим: «Не бойтесь, завтра поганых не будет». Пальба продолжалась и ночью. С рассветом в Москве разнеслась радостная весть, что хан бежал. При красном звоне всех 5000 московских колоколов и радостных кликах народа конные полки кинулись в погоню за татарами.

За все годы правления царя Феодора крымцы так и не сумели пробить брешь в русской обороне, а вот его «умный и волевой» отец в 1571 году позволил им дотла сжечь столицу и увести в рабство жителей.

На месте укреплённого стана, где стояла походная церковь, царь Феодор выстроил Донской монастырь, в честь Донской иконы Божией Матери, которая была на Куликовом поле и теперь явилась спасительницей Москвы.

Русско-шведская война 1590-1595 гг. началась с нападения шведов на пограничные русские гарнизоны. В результате неудачной ливонской войны, которую вёл 25 лет(!) царь Грозный, целый ряд русских городов и крепостей оказались у шведов. В ответ на шведские нападения русские собрали армию в 35 000 человек под общим командованием царя Феодора, который вместе с войском отправился в поход и участвовал в боевых действиях. Война шла успешно для России, и по Тявзинскому мирному договору шведы признали за русскими отбитые ими города-крепости: Ям, Ивангород, Копорье, а также вернули крепости Кексгольм, Орешек (Нотенбург), и Ладогу, и окрестные Новгородские земли, которые были отторгнуты врагами при Иване Грозном в ливонской войне.

Хозяйственная жизнь страны постепенно пошла на подъём, удалось преодолеть тяжкие последствия неудачной ливонской войны (1558 – 1583 гг.) и выйти из глубокого экономического кризиса, в котором увязла Русь в последние годы царствования Ивана Грозного.

Знаменитый атаман Ермак, начавший войну с Сибирским ханством при Иване Грозном, как известно, был убит, а войско его разгромлено. При царе Феодоре другие служилые люди успешно продолжили дело Ермака, на Урале и в Западной Сибири русские твёрдо укрепились именно при царе Феодоре. При нём началось масштабное освоение Сибири, были основаны города: Белый город, Обдорск (Салехард), Сургут и Тары на Иртыше. На месте татарского города Чимги-Тура основан острог Тюмень, стрельцы и казаки воеводы Данилы Чулкова основали город Тобольск.

В 1586 г. грузинский царь Александр, обеспокоенный геноцидом своего народа со стороны персов и турок, обратился к царю Феодору о принятии их под его покровительство, «бил челом со всем народом, чтобы единственный православный государь принял их в своё подданство, спас их жизнь и душу». Грузин оставалось тогда всего около 40 тысяч человек. Царь внял единоверцам, и в грузинские крепости были введены московские стрельцы с пушками и пищалями. «Это было сделано в ущерб экономическим интересам России. Московия в обмен на меха покупала в Персии шёлк и затем с большой выгодой перепродавала его на Запад. От этой важной статьи доходов в государевой казне пришлось на время отказаться, так как шахиншах почёл себя обиженным тем, что русские вторглись в его вассальные владения. Но вскоре в самой Кахетии произошёл переворот в пользу персидской ориентации. Царь Александр был убит его сыном, который принял ислам, впустил персидские войска в страну и предложил русским вернуться восвояси – почти все они погибли на обратном пути…». В результате Грузия подверглась страшному разгрому от шаха Аббаса в 1614 году. И снова царь Кахетии стал слёзно умолять уже царя Алексея Михайловича в 1658 году спасти грузин от окончательного истребления.

У южных рубежей России были заложены сторожевые крепости Самара, Воронеж. По именному указу царя Феодора в 1590 году самарский воевода Григорий Засекин совершил закладку города-крепости Саратова.

Отец и сын, царь Иван Васильевич и царь Феодор Иоаннович.
(Портреты выполнены антропологом М. Герасимовым).
При внешнем сходстве, полное различие характеров и образа жизни. И духовное состояние каждого запечатлелось на ликах, на которых отчётливо видим: кто воистину хищный, злой и жалкий неудачник, и кто спокойный, добрый и мудрый о Господе.

В.О. Ключевский пишет: «… четырнадцатилетнее царствование Федора было для государства временем отдыха от погромов и страхов опричнины. Умилосердился Господь, пишет современник, на людей своих и даровал им благополучное время, позволил царю державствовать тихо и безмятежно, и всё православное христианство начало утешаться и жить тихо и безмятежно».