×

Пестяковское благочиние



А.В. Луначарский называет учение Маркса «пятой великой религией, сформулированной иудейством … подаренной титаном-евреем пролетариату и человечеству». Сильно сказано! Вспоминаются гениальные строки А.С. Пушкина: «Слыхал я истину бывало: Хоть лоб широк, да мозгу мало!» У всех этих титанов и титаников огромный потенциал разрушения.

Какая идеология отрицает преступность преступления? Безрелигиозный материализм! Именно безрелигиозный материализм даёт возможность обосновать вражду к Богу и обосновать любое преступление; на нём построена вся диалектика «экспроприации экспроприаторов». В работе В.И. Ленина: «Три источника и три составные части марксизма», назван в качестве источников утопический социализм Сен-Симона, Кампанеллы и Фурье – это языческая философия Платона. Язычник Платон был истинным законодателем социализма и коммунизма, навеки декретировавшим его содержание. В его «Государстве» находим смысл и сущность всякого социализма и коммунизма, и он же помогает нам уразуметь смысл той бессмыслицы, которая творилась в России с 1917 года.

В совершенном государстве Платона представлены три разряда граждан, которые можно увидеть и в наши времена: правители-философы (ЦК КПСС, Политбюро, Обкомы), стражи-воины (ЧК, НКВД, КГБ) и работники производительного труда. Эти работники, по Платону, существа несовершенные, несознательные, подверженные искушениям, соблазнам и всякой порче. Чтобы избежать этих опасностей, необходим особый, твёрдо установленный и соблюдаемый режим. Определить, указать и предписать его могут только правители-философы. Коммуна организуется и управляется сверху философами компартии, созерцающими истинные идеи. Коммуна охраняется стражами, которые должны быть злы, как сторожевые псы. Б.П. Вышеславцев в работе «Парадоксы коммунизма» писал: «Платон признавал только коммунистическое воспитание (комсомол), только коммунистическую поэзию и только коммунистическую музыку. Не коммунистические поэты изгонялись. Платон знал, что коммунизм можно осуществить только насильственно, революционно, посредством преступления. Он предлагал перерезать всех старше 14-ти летнего возраста и воспитывать новые поколения в духе коммунизма». То же самое предлагал революционер Ткачёв, которым так восхищался Ленин.

Драма октябрьской революции есть драма всего дохристианского и внехристианского мира: драма закона, фарисеизма, безблагодатного законничества, которые всегда расцветали в истории, когда увядала христианская жизнь. Мы, русские, получили извращённую языческую утопию Платона с Запада со всеми отбросами этой цивилизации: с экономизмом, с материализмом, с атеизмом, с этикетом ''научности”, с классовой ненавистью, с интернационализмом. Платон, конечно, бог философии. Но чем прекраснее бог, тем смешнее и презреннее обезьяна бога. И она особенно смешна, когда эта обезьяна одета в европейский костюм.

Каждое время рождает своих героев и вождей. Володя Ульянов был крещён 16 (29) апреля 1870 года. Отец его, Илья Николаевич, был верующим человеком. Как же могло случиться, что у верующего отца сын становится вдруг на антихристианский путь? Отец его, будучи инспектором гимназий, постоянно был в служебных командировках по гимназиям Поволжья, и воспитанием детей преимущественно занималась мать Мария Александровна Ульянова, урожденная Бланк. Она была заражена либеральными идеями, отрицавшими Бога, пренебрегавшими Родиной. Г.М. Кржижановский утверждал, что Ленин якобы рассказывал ему, что «уже в пятом классе гимназии резко покончил со всяческими вопросами религии: снял крест и бросил его в мусор». Владимир Ульянов превращается в вероотступника и решительно становится ярым врагом Православной Церкви. Под лозунгом «Религия есть опиум народа», он с присущим ему фанатизмом воспитывал у своих последователей ненависть к религии, и особенно к Православию. Его деятельность направлена против Русской Православной Церкви и многомиллионной массы верующих. Он предлагает, взамен веры во Христа, свою веру в электричество: «Электричество заменит крестьянину Бога. Пусть крестьянин молится электричеству; он будет лучше чувствовать силу центральной власти – вместо неба». «Лишние люди», или, как их называл Лермонтов, «герои нашего времени» имели фамилии по названиям рек, впадающих в замораживающий жизнь Ледовитый океан – всё дальше и дальше: Онега, Печора, Лена … и всё закончилось для страны Колымой, тоже впадающей в Ледовитый океан. На место культа Бога насаждается культ гениальных вождей, наподобие языческих культов римских императоров. Сбылись пророческие слова Павла Флоренского, что из возрожденческого культа человека обязательно вылезет «звериное мурло культа личности». Богоборчество было возведено в ранг государственной политики: «Церкви и тюрьмы сравняем с землёй». Церкви-то сравняли, а тюрем-то стало в тысячи раз больше. Ленин даёт указание «провести беспощадный массовый террор против … попов». В этой омерзительной акции активно участвовали его ближайшие соратники: Свердлов, Троцкий (Бронштейн), Зиновьев (Апфельбаум), Каменев (Розенфельд), Дзержинский, Володарский (Коген), Ярославский (Губельман) и многие другие.

Патриарх Тихон направил Ленину смелое послание: «Целый год вы держите в своих руках власть… Но реками пролитая кровь братьев наших, безжалостно убитых по вашему призыву, вопиет к небу и вынуждает нас сказать горькое слово правды… Наша Родина завоёвана, умалена, расчленена, и в уплату наложенной на неё дани вы тайно вывозите в Германию не вами накопленное золото… Отказавшись защищать Родину от внешних врагов, вы, однако, беспрерывно набираете войска. Против кого вы их ведёте? Вы разделили весь народ на враждующие между собой станы и ввергли его в небывалое по жестокости братоубийство. Любовь Христову вы заменили ненавистью и, вместо мира, искусственно разожгли классовую вражду. Не России нужен был заключенный вами позорный мир с внешним врагом, а вам, задумавшим окончательно разрушить внутренний мир… Казнят епископов, священников, монахов и монахинь, ни в чём невинных… Но вам мало, что вы обагрили руки русского народа его братскою кровью… Да, мы переживаем ужасное время вашего владычества, и долго оно не изгладится из души народной, омрачив в ней образ Божий и запечатлев в ней образ Зверя… взыщется от вас всякая кровь праведная, вами проливаемая».

Маркс называл религию «опиумом народа». Это абсолютнейшая клевета на религию, на христианство. В христианстве важнейшими моментами являются трезвение и рассуждение. А вот коммунистическая идеология – это действительно «опиум народа», погружающий в догматический сон, усыпляющий разум и совесть, оживляющий эмоции ненависти к «врагам народа» и революционно-разрушительной ярости к Церкви, святости и традиции, превращающий человека в палача. Кумир революции и вера в него возымел невероятную силу над русскими умами. Это была поистине религиозная вера в коммунизм. Все хотели служить не Богу, и даже не Родине, а «благу народа», его материальному благосостоянию. И главное – все верили, что «народ», низший, трудящийся класс, по природе своей есть образец совершенства, невинная жертва эксплуатации и угнетения. И когда в душах интеллигенции этот революционный пыл стал угасать, огонь этой веры перешёл в души простых русских мужиков, солдат и рабочих. Ибо сколько бы порочных и своекорыстных вожделений ни соучаствовало в русской революции – как и во всякой революции, – её сила, её упорство, её демоническое могущество и непобедимость объяснимы только из той пламенной веры, во имя которой тысячи русских людей, «красноармейцев» и рабочих, шли на смерть, защищая свою святыню – «революцию». Революция увенчалась созданием «Союза нерушимого свободных республик», по воле революционных гениев – из единой и неделимой России, какой она была тысячу лет. По слову Господню: «…всякое царство … и всякий город или дом, разделившийся сам в себе не устоит» (Мф., 12, 25). Распад страны стал неизбежным следствием революции.