×

Пестяковское благочиние



Царская монархия в России, особенно до Петра Первого, решительно отличается от королевского абсолютизма в Европе. У нас была народная монархия. Русский царь заведовал настоящим, исходя из прошлого и имея в виду будущее нации. Из маленького Московского княжества в 13 веке, в котором рос и созревал великорусский этнос, к началу 20 века вызрела огромная монолитная и сильная Российская империя. И если ещё в 17 веке Россия отставала по численности населения даже от Польше в два раза (в России 5, 5 млн., в Польше 13 млн.), то к началу 20 века Россия вышла по населению на первое место в Европе и на второе в мире. И закваской этого феномена является Православие, ведь русский этнос и определился с самого начала своего, как «Святая Русь».

Иван Солоневич утверждает, что «Россия творила царей, а не цари Россию». В русском народе государственное чувство всегда было выше семейного, русский народ отличается гениальной способностью к самоорганизации. Это проявилось в феномене казачества, стихийно родившегося именно только в русском народе. Первые казаки, о которых упоминают летописи – Рязанские казаки (середина 15 в.), которые противостояли бесконечным набегам многочисленных татарских отрядов, постепенно продвигаясь на Дон, Днепр, Терек, Урал и Сибирь. Появились Донские, Днепровские, Терские, Яицкие, Сибирские, а к 19 веку и Амурские казаки. Способность к самоорганизации русского народа проявилась особенно заметно в Смутное время. Цари у нас были удачные и неудачные, а страна ширилась при всех них. При приличном правительстве Александра 1 в 1812 году Россия справилась со всей Европой приблизительно в полгода. В 20 веке, несмотря на многолетний жуткий террор при большевицком правительстве Сталина, СССР справился со всей Европой в четыре года. «При исключительной по своей бездарности правительстве Петра 1, по мнению Ивана Солоневича, – на Швецию понадобился 21 год. Совсем без правительства в эпоху Смутного времени поляки были ликвидированы примерно в шесть лет. Следовательно, никак не отрицая огромной роли правительства, надо всё-таки сказать, что это – величина производная и второстепенная. Решает страна. Правительство помогает (Александр 1), портит (Пётр 1), или отсутствует вовсе (Смутное время), но решает не оно: решает народ».

Иностранных наблюдателей удивляет одна черта в характере русского народа: верность своему легитимному правителю (великому князю, царю, генсеку, президенту), несмотря даже на жестокость или бездарность некоторых из них. Русские либералы, революционеры и демократы любят повторять слова Чернышевского о русском народе: «жалкая нация, нация рабов, сверху донизу – все рабы». Ленин, полностью соглашаясь с этой оценкой русского народа, оправдывает Чернышевского, что «это были слова настоящей любви к родине, любви, тоскующей вследствие отсутствия революционности в массах великорусского населения». Однако здесь вождь не прав. Люди рабской психологии являют верность своему правителю или из материальной выгоды, или из страха перед ним. В критической ситуации, когда власть правителя под вопросом, они легко предают его. Русский народ особенно в критические моменты истории всегда проявлял по отношению к правителю верность, преданность и стойкость, несмотря на жертвы и поэтому побеждал. В связи с этим уместно вспомнить слова Сталина в победном мае 1945 года о русском народе: «… были у нас моменты отчаянного положения в 1941-1942 гг.… иной народ мог бы сказать правительству: вы не оправдали наших ожиданий, уходите прочь, мы поставим другое правительство, которое заключит мир с Германией и обеспечит нам покой. Но русский народ не пошёл на это, ибо он верил в правильность политики своего правительства и пошёл на жертвы, чтобы обеспечить разгром Германии».

А вот как повёл себя в этой же войне «свободолюбивый французский народ», у которого всегда в избытке «присутствие революционности», которая так нравилась Ленину, и ныне нравится либералам и демократам. В 1940 году Гитлер вступил во Францию, французы терпят поражение, и в этот критический момент большинство французов захотело мира любой ценой. Маршал Петэн, видя, что народ не хочет воевать, заключил с Гитлером, отвечая их чаяниям, перемирие, и до 1943 года его поддерживало большинство французов. В 1944 г. всем было ясно, что Гитлеру капут, и большинство французов отвернулось от Петэна и поддержало пришедшего с победителями Де Голля, а Петэна сделали козлом отпущения. Это яркий образчик рабской психологии.

Православие приучило русского человека видеть в подчинении не ненавистное бремя, а доблестное служение; оно учит нас воспринимать власть, как бремя великой ответственности. Православие учит граждан любви – любви и доверию к соподчинённым гражданам; любви, доверию и уважению к предержащим властям. Православие пропитывает общественный строй духом органического единения, который углубляет, воспитывает и облагораживает нашу национальную силу и политическую гениальность русского народа.

Американцы начали вводить санкции против России с целью вызвать недовольство в народе, понизить рейтинг Путина и привести к власти либералов. Для них стало совершенной неожиданностью сплочение русского народа ввиду санкций и повышение рейтинга Путина. Они никогда нас не поймут, ибо «умом Россию не понять, аршином общим не измерить. У ней особенная стать – в Россию можно только верить!»