×

Пестяковское благочиние



Антропологические исследования населения от Белого моря до Чёрного моря и от Карпат, и до Урала, проводившиеся ещё до революции, говорят о том, что здесь преимущественно живёт одна и та же русская народность.

Дробление на великорусов, малороссов и белорусов связано с несущественными лингвистическими особенностями. В малорусском населении тот же племенной состав, что и в великорусском. Украинцев здесь нет! Антропологи говорят: «Их нет ни в живущих экземплярах, ни в кладбищном населении: нет ни на земле, ни под землёй». Поэтому, если за исходное основание для суждений и выводов взять физический состав населения, его породу и природу, то на Украине нет такого населения, которое обладает особой породой: здесь то же, что существует и за пределами Украины. Отсюда — естественный вывод, что «Украина» и «украинцы» —это термин географический и политический, но не антропологический или этнический. Украинский националист профессор Грушевский часть территории юго-восточной Европы произвольно отвёл под «Украину», а её население зачислил в «украинцев», но эти украинцы ничем антропологически не отличаются от русского населения. Если бы череп такого украинца, взятый с кладбища в России или Украине, дали в руки любому антропологу, он бы признал череп просто за русский…

Признавая существование украинцев, профессор Грушевский не даёт, однако же, никаких антропологических признаков этого народа, — и в этом содержится лучшее доказательство искусственности понятия и термина.

Украина — это польский термин, это бывшая окраина Польши, население которой гордые поляки почитали за «быдло», т.е. за скот. У поляков существует какая-то упорная ненависть к России и русским. В XIX в. поляки развернули кампанию в Европе по дискредитации русских: большая часть западноевропейских журналов и газет, по команде польских эмигрантов, общим хором утверждали, что мы, великорусы, никто другие, как татары, скифы, финны, гунны, тураны и чуть не турки, даже хуже турок, какие-то чудища, оскверняющие европейскую землю. Об этом даже читались поляками публичные лекции.

Юго-западные русские племена исторически оказались под властью поляков, венгров, австрийцев. Но раньше они не забывали о своём родстве. И чем больше клеветали враги на великорусское племя и возбуждали злобу, тем сильнее высказывалось чувство родства и единения их с великорусском племенем. В XVII в. все южнорусские племена — Малороссия, под предводительством гетмана своего Богдана Хмельницкого, единогласно признали государем своим царя Московского и всея Руси, и навеки соединились с Москвой, т.е. с великорусским племенем. Во всём этом соединении со стороны великорусского племени не было никаких стараний и происков. Не Москва искала Малороссию, а Малороссия тянулась к Москве. Причём это присоединение Малороссии существенно осложнило политическую жизнь России, кроме войны со шведами, началась затянувшаяся на целых 14 лет война с Польшей.

Имперское правительство России сделало большую ошибку, включив в состав России Польское царство. В результате вынуждены были поддерживать притязания польской шляхты по отношению к малороссам, даже участвовали в подавлении гайдамацкого восстания. Поляки в составе России, пользуясь этим положением, проникали не только в украинские учреждения, но стремились участвовать и в школьном образовании украинцев. Пользуясь нашей оплошностью и снисходительностью, чего только не делали поляки, чтобы отделить западную Русь от восточной, каких происков и соблазнов не употребляли они, чтобы достигнуть своей цели; всё было пущено в ход: и золотые грамоты для народа, и шутовское кумовство и побратимство мощных панов с бедными хлопцами, и сепаратистические теории, рассеянные между недоучившейся молодёжью, и клеветы на Москву и на всё великорусское, и подкупы и угрозы, и натравливание местной администрации на простонародье. Иным из тамошних доблестных людей на Украине пришлось поплатиться жизнью под ножом или от верёвки польских жандармов вешателей.

И не только поляки, но и мадьяры и австрийцы хлопотали о том, чтобы вытравить самую память о родстве малороссов с великороссами. Врагам России удалось притянуть западных русских людей к унии с латинством, и отделить от единения с Православной Церковью, запрещали говорить и писать по-русски, старались сочинить какой-то особый русский язык, даже выдумали особое название рутенов вместо русских. В XIX в. даже в Галичине люди ещё не отрекались от единоплемённости с Россией.

И только за годы Советской власти, благодаря «гениальной ленинской национальной политике» удалось то, что так долго не удавалось врагам. Сначала всем народам единой и неделимой России начертили фантастические границы, естественно за счёт исконно русских земель, а потом стали искусственно взращивать национальные элиты, оплачивая их культуры, параллельно принижая государственно образующий русский народ. После присоединения в 1939 году Западной Украины и Западной Белоруссии, первым делом стали бороться с религией, с православием, стали закрывать храмы, чем вызвали, мягко выражаясь, неудовольствие по отношению к русскому народу. Всех больше пострадавший в советский период русский народ оказался в их глазах ответственным за всё негативное, включая голодомор и репрессии.