×

Пестяковское благочиние



Воскресение 19.02 перед масленицей называется неделей о Страшном Суде. Это словосочетание «Страшный Суд», ввиду мощной атеистической пропаганды в советский период, ныне воспринимается как нечто сказочное и нас не касающееся. На самом деле – это реальность, которой невозможно избежать каждому из нас. Иногда Господь открывает эту реальность тем, кого ещё можно спасти.

Студентка-красавица Валентина Б. в числе других студентов престижного ВУЗа была направлена в пригород Москвы для проведения в школах атеистической работы. В электричке было очень весело: песни, смех, музыка и жизнь казалась прекрасной, бесконечной и безграничной. Валя остроумно говорила всё, что подсказывал ей ум, сердце и язык. О душе умалчивалось, ибо «она не существовала», её отвергли. И вдруг веки её стали тяжелеть, мысли ослабевать, тупое равнодушие овладело девушкой, и в сознании появились картины… Земля, такая твёрдая, прочная, такая вечная, вдруг начала дрожать, появились провалы, вспыхнули пожары, вместо твёрдой почвы – зыбучий песок, который втягивал машины, ломал асфальт, ломал деревья и многоэтажки. Люди бегали в панике, некоторые горели факелом, и не было спасающих и помогающих. Спасались, кто как мог. Животные выли, визжали люди – всё в едином гуле тонуло в огромной пожирающей воронке земли… Вонь удушливого сероводорода прерывал дыхание всего земного, и не было просвета и малейшей надежды на спасение. Валя вместе со всеми рухнула в пропасть. Страх и боль сковали всё её тело, ужас, бессилие и отчаяние охватили её. Вокруг столбы пыли, жар, стоны. Наконец, люди начали подниматься, отряхиваться – кто полуобгоревший, кто безногий, и почему-то стали выстраиваться в одну цепочку, как по чьей-то невидимой команде. И сама Валентина встала в очередь, отряхнув пыль. И вдруг пыль и грязь отнесло в сторону и появился Человек, а перед Ним на белоснежном облаке лежала огромная раскрытая Книга. По обе стороны от Него находились красивые лучезарные юноши, как стражники. Взоры всех устремились на Пришельцев. Верующие брались наверх, неверующие погибали. Соврать было невозможно, язык безмолвствовал, но каждый видел мысли другого… . Ноги Валентины подкосились, и, казалось, налились такой тяжестью, что не сдвинуть с места, а очередь её сократилась до двух человек. Затрепетала её душа, полная отчаяния и раскаяния. Слёзы залили всё лицо. Она заметалась от страха, и когда лучезарные глаза были подняты на неё, в них она увидела любовь, боль, прощение… и очнулась.

Слёзы по-прежнему лились по её крашеным ресницам, ком подкатил к горлу, и ей стоило неимоверных усилий, чтобы не разрыдаться в переполненном вагоне… На следующей остановке она вышла и вернулась в Москву. Отказавшись от перспективной работы, устроилась в детское дошкольное учреждение. Впервые в 1978 году пошла в храм, увидела иконы… и на одной из них – того Чтеца.