×

Пестяковское благочиние



Баданин Алексей Васильевич

В ноябрьской газете «Новый путь» №46 на с.12 была статья Митрополита Мурманского и Мончегорского Митрофана (Баданина) «Кто хранит уста свои и язык свой, тот хранит от бед душу свою», об опасности матерщины. Статья очень полезная и интересная. Не менее интересен жизненный путь этого святителя.

В миру Баданин Алексей Васильевич был потомственным военным моряком. Его прадеды и деды служили офицерами русского флота. Отец – участник ВОВ, подводник. Окончив в 1976 году Высшее военно-морское училище, 23-х летний лейтенант начал служить на северном флоте, затем был командиром кораблей различных классов. В 1995 г. окончил Военно-морскую академию имени Н.Г. Кузнецова и служил капитаном большого военного корабля.

Однажды в походе вдали от Родины, во время тяжёлого шторма в Атлантике корабль получил критический крен, оверкиль был неизбежен. Коммунист Алексей Баданин, нёсший ответственность за корабль и за молодых матросов-призывников, взмолился, первый раз в жизни обратившись к Богу, и дав Ему обещание стать монахом, если произойдёт чудо. Произошло чудо, корабль выровнялся. По прибытии он уволился в запас капитаном 2-го ранга. Получил благословение от старца Иоанна (Крестьянкина) на принятие монашества. Для супруги это было потрясением. Но супруга поняла, благословила и отпустила. 26 лет отслужил во флоте, и в 47 лет стал монахом Митрофаном.

Был рукоположен в иеромонаха. Поступил в Свято-Тихоновский богословский институт. Назначен настоятелем Успенского прихода села Варзуга на берегу Белого моря. О начале священнического служения он вспоминает: «До меня в Варзуге сменилось четыре священника, после чего все они, показав себя с худшей стороны, перестали быть священниками. Варзуга поедала их. Когда владыка Симон сказал, что отправляет меня в Варзугу, я не ожидал этого. Страшно, когда сюда отправляли четырёх человек, и они переставали быть священниками.

Митрополит Мурманский и Мончегорский Митрофан

Было тяжело. Жить негде, дом не достроен. Наступила зима — нет ни воды, ни дров, печку пришлось переделывать несколько раз. Не всегда был свет. В храме холодно. Надо готовиться к причащению. Хлеб превращается в камень, его не разрезать, вино льдом покрывается. Прикоснуться к металлическим предметам невозможно. Через всё это надо было пройти. Холод жуткий, полярная ночь. Агничную просфору не раздробить — замёрзла в камень. В святой чаше замерзает вино. Прихожане, правда, ведут себя мужественно — суровое поморское воспитание. После службы главное — помочь девчатам с клироса оторвать от пола примёрзшие валенки...

Постепенно всё наладилось. Варзуга расцвела и стала духовным центром притяжения паломников и туристов. Как говорят, популярнейшим «брендом» Мурманской области. Я был уверен, что сам лягу тут со временем под рябинкой у храма. Господь послал помощников. Постепенно ситуация стала меняться, изменилось отношение людей… Наш правящий архиерей владыка Симон предложил мою кандидатуру в епископы. Я к тому моменту много болел, перенёс бесчисленное количество операций и думал: какое мне архиерейское служение, если я чуть живой? Но, будучи приглашённым на беседу с патриархом, услышал ответ на мои сомнения: «Если Господь призывает на служение, то Он и силы даст». Так и случилось. Болезни постепенно приутихли, операции закончились.