×

Пестяковское благочиние



Многие видели картину, как прп. Серафим кормит с рук медведя. Первой это увидела старица Дивеевской обители Матрона Плещеева. Будучи ещё молоденькой послушницей в монастыре, по слабости здоровья и по дьявольскому искушению пришла в такое смущение, печаль и уныние, что решила тайком сбежать из монастыря, так ей было трудно и невыносимо. И вдруг от о. Серафима пришло извещение, чтобы Матрона Плещеева пришла к нему. Исполняя приказание, она пошла в Саров и всю дорогу плакала. Старец встретил её радостно, утёр её слёзы своим платком, говоря: «Твои слёзы, матушка, не даром капают на пол, приложись к образу Царицы Небесной Умиление, и она утешит тебя». И действительно, приложившись к образу Богородицы, она почувствовала такую радость на душе, что совершенно оживотворилась.

Св. Серафим сказал ей: «Ну, матушка, теперь ты пойди в гостиную, а завтра приди в дальнюю пустыньку». Матрона, по молодости, испугалась идти дремучим лесом. Старец же сказал на это: «Как встанешь, то положи 50 поклонов и поди, и во весь голос читай: «Господи, помилуй!» - «Я так и сделала; вставши, положила 50 поклонов и пошла и всю дорогу на голос говорила: - Господи, помилуй… От этого я не только не ощущала никакого страха, но ещё чувствовала в сердце величайшую радость».

Выйдя к дальней пустыньке, она увидела о. Серафима, сидящего на пне, и подле него стоит огромный медведь. «Я так и обмерла, и закричала во весь голос: - Батюшка, смерть моя! – и упала». Отец Серафим ударил медведя и махнул ему рукой. И медведь, как разумный пошёл в ту сторону, куда махнул ему о. Серафим, и обратился ко мне: «Не ужасайся, и не пугайся, это не смерть, матушка, смерть от тебя далеко; а это радость». Между тем медведь возвратился и, подойдя к о. Серафиму, лёг у его ног. Видя, как о. Серафим без всякого страха обращается с ним, как с кроткой овечкой, и даже кормит его из своих рук, Матрона успокоилась. И даже по просьбе о. Серафима и сама покормила зверя. Старец сказал мне: «Помнишь ли, матушка, как у прп. Герасима на Иордане лев служил, а убогому Серафиму медведь служит. Вот и звери нас слушают, а ты, матушка, унываешь; а о чём нам унывать? Вот были бы у меня ножницы, то и постриг бы его». «Я ещё подумала, как мне рассказать сёстрам об этом чуде? А о. Серафим отвечает: - нет, матушка, прежде 11 лет после моей смерти никому не поведай этого, а тогда воля Божия откроет, кому сказать».

Впоследствии старица Матрона пришла по какой-то надобности в келью, где занимался живописью по благословению о. Серафима крестьянин Ефим Васильев, и увидя, что он рисует о. Серафима, вдруг сказала ему: «Тут бы по всему прилично написать отца-то Серафима с медведем. Ефим Васильев спросил её, отчего она так думает. И она рассказала ему первому об этом дивном событии. Тогда исполнилось ровно 11 лет, заповеданных старцем.