×

Пестяковское благочиние



Последние минуты человека могут искупить всю его жизнь. В Египте некая девица именем Таисия, оставшись сиротой после родителей, умыслила обратить дом свой в странноприимницу для скитских иноков. Прошло много времени, в которое она принимала и успокаивала отцов. Наконец её имение истощилось. Она стала терпеть недостаток. С ней познакомились неблагонамеренные люди и отвратили её от добродетели; она начала проводить развратную жизнь.

Отцы, услышав это, очень опечалились. Они призвали авву Иоанна Колова и сказали ему: «Мы слышали о сестре Таисии, что она расстроилась. Когда была она в состоянии, показывала нам свою любовь; и мы ныне покажем нашу любовь к ней и поможем ей. Потрудись посетить её и, по премудрости, данной тебе Богом, устрой её». Авва Иоанн пришёл к ней и сказал служанке, стоявшей на страже у ворот, чтобы она доложила о нем госпоже своей. Она отвечала: «Вы, монахи, поели всё имение её». Авва Иоанн сказал: «Доложи ей; я доставлю ей большую пользу». Старица доложила. Юная госпожа сказала ей: «Эти иноки, постоянно странствуя при Чермном море, находят жемчуг и драгоценные камни; поди, приведи его ко мне».

Авва Иоанн пришёл и сел возле неё. Воззрев на лицо её, он преклонил голову и горько заплакал. Она сказала ему: «Авва, что ты плачешь?» Он отвечал: «Вижу, что сатана играет на лице твоем и как мне не плакать? Чем не понравился тебе Иисус, что ты обратилась на противные ему дела?» Она, услышав это, затрепетала: «Отче, есть ли для меня покаяние?» Он отвечал: «Есть». – «Отведи меня куда хочешь», - сказала она ему и, встав, пошла за ним. Иоанн, заметив, что она не распорядилась, даже не сказала ни одного слова о доме своем, удивился. Когда они достигли пустыни, уже смеркалось. Он сделал для неё возглавие из песка, такое же другое, в некотором расстоянии, для себя. Оградив её возглавие крестным знамением, сказал: «Здесь усни». И он, исполнив свои молитвы, лёг спать. В полночь Иоанн проснулся, видит: образовался некий путь от того места, где почивала Таисия, до неба; Ангелы же Божии возносят её душу. Он встал и начал будить её, но она уже скончалась. Иоанн стал на молитву и услышал глас: «Един час покаяния её принят паче долговременного покаяния многих, не являющих при покаянии такого самоотвержения».