×

Пестяковское благочиние



(Рассказ протоиерея Валентина Бирюкова)

Когда мы на ссылке были, и среди ссыльных стали колхозы создавать. В дом к хозяйке, живущей рядом со стройкой, приехал бригадир: «Анна Ивановна! Тут рядом конный двор строят, мужикам будешь обед варить». Привезли: хлеба, крупы, моркови, мяса. Подошёл Великий пост, опять привезли мясо, крупу и др., Анна и говорит: «Да сейчас же пост Великий. Вы же верующие! Мне мясо даже варить неудобно». А бригадир ей: «Не твоё дело. Вари – мужики работают, их надо кормить. А сама не хочешь – не ешь!»

Приходят мужики обедать, а Анна мяса наварила, приказали так. Но всё же душа её не на месте: «Как вы будете есть? Ведь сейчас пост». И ушла на кухню. Над столом икона Спасителя висела. Мужики вроде смутились Один Иван нашёлся – такой «смелый» – взял полотенце, залез на скамейку и смеётся: «А мы сейчас Боженьке глаза завяжем, и Он не увидит, что мы будем мясо кушать. Вот нам греха и не будет». Словом, завязал иконе глазки. А хозяйка ничего этого не видела. После обеда этот «смельчак» стал развязывать икону со словами: «Ну вот, Боженька ничего не видел!» Анна Ивановна и увидала: «Ты что делаешь, Иван, с ума сошёл? Крыша поехала!? Проси скорей прощения…» Отругала его как могла. А Иван только смеётся: «Если Бог есть – пусть накажет меня. Вот у наших всё отобрали, всех сослали – Бог никого не наказал. Ну, и где Он, Бог?.. Я не верю теперь, что Он есть».

Когда Иван пришёл домой, то своей жене Евдокии рассказал, что он сделал. «Ой, ой! Что ты наделал! Проси прощения! Кайся!» – испугалась она. Он ей те же слова повторяет, что за обедом сказал: «А ежели есть Бог – пусть накажет меня» - «Да ты что такое болтаешь?!» – жена начала плакать. «Не плачь, Евдокиюшка, ну пострадаю, так пострадаю. Зато буду знать, что Бог есть. Вот до какого помрачения можно дойти – просить у Бога наказания!.. Так и лёг спать Иван. Утром хозяйка встаёт, на кухне своё дело делает. За ней встаёт хозяин, пытается лампу керосиновую зажечь, спичкой чиркает… Жена удивляется: «Ты зачем, Иван, лампу зажигаешь? Ведь солнце уже подымается, совсем светло стало». – «Какое светло – темно!» Спичка у него в пальцах горит, а он её не видит. Достаёт вторую спичку. Тогда жена отбирает спичку, зажигает перед его глазами и спрашивает: «Ну, теперь видишь?» А он только по столу руками щупает, где лампа стоит. Ни спички, ни солнца – ничего не видит. Чёрная ночь для него настала. Жена затряслась, зарыдала: муж ослеп! Тогда Иван понял: Господь отнял зрение. Заплакал Иван: значит Бог есть! – «Пойдём скорее в больницу!» - говорит ему жена. – «Зачем в больницу? – отвечает Иван. – Бог меня наказал, больница не поможет… Евдокия упала на колени, давай перед иконами просить за мужа. «Что ты плачешь, - говорит Иван, - я же сам просил. Вот наказание и пришло. А на следующую ночь он видит сон. Спаситель прямо с той самой иконы, над которой Иван надсмеялся, говорит ему: «Ты мне глаза завязал – и Я тебе глаза завязал…». Вот так-то.

А когда 40 дней прошло – отошли глаза. Видно, жена молилась усердно. А Иван таким проповедником веры православной стал – будь здоров! Произошло это в 1932 или 1933 году на севере Томской области – в Нарымском крае, куда нас семьями сослали.