×

Пестяковское благочиние



Русская Православная Церковь жестоко и планомерно уничтожалась большевиками. Но Церковь неуничтожима, ибо Её создал Христос, сказав: «Создам Церковь и врата ада не одолеют Её», хотя и в гонениях, но Церковь будет существовать до Второго Пришествия Господня.

Партия в начале 30-х гг. провозгласила, что к 1941 году РПЦ не будет. Однако уже в самом начале войны пришлось вновь открывать уцелевшие храмы. А в 1943 г. правительство распорядилось открыть духовные учебные заведения, выпустить на свободу уцелевшее духовенство, разрешить Архиерейский Собор и выборы Патриарха. А началось это так. В ночь с 4 на 5 сентября 1943 года три митрополита РПЦ были вызваны в Кремль к Сталину: митрополиты Сергий (Страгородский), Алексий (Симанский) и Николай (Ярушевич). В беседе Сталин отметил патриотическую роль Церкви, её помощь фронту. Митрополит Сергий пожаловался вождю, что у РПЦ почти не осталось священников. Сталин, с присущей ему иронией, спросил: «А почему у вас нет кадров? Куда они делись?» Ответить Сталину, что вы их уничтожаете, было нельзя, и митрополит Сергий дипломатично и в тон иронии вождя сказал: «Кадров у нас нет по разным причинам. Например, мы готовим, готовим священников, а они становится маршалами Советского Союза», намекая на семинарское прошлое Сталина. Этот ответ пришёлся Сталину по душе.

Правда, Сталин не закончил Духовное училище, его исключили с 4 курса. А вот другой маршал Советского Союза, наш земляк Василевский Александр Михайлович успешно закончил и духовное училище, и семинарию. Но в 1914 году началась Первая мировая война. 19-летний Александр с друзьями-семинаристами экстерном сдают выпускные экзамены и в феврале 1915 года поступают в Алексеевское пехотное училище в Москве. Юнкера рвались на фронт, и в сентябре 1915 года прапорщик Василевский получил боевое крещение на фронте, участвуя в знаменитом Брусиловском прорыве. После революции 22-летний штабс-капитан демобилизовался и стал работать учителем в школе. Но в апреле 1919 года его призывают в Красную армию. Он командует сначала взводом, потом ротой, батальоном, полком. Был участником Русско-польской войны 1920 года. Тогда более 130 тыс. красноармейцев оказались в польском плену. Все они погибли от голода и зверских пыток в польских концлагерях. Пленные часто использовались поляками в качестве мишеней(!) для стрельбы.

После гражданской войны Василевский остался в армии командовать стрелковым полком. Полк становится лучшим в дивизии и в округе. По убедительной просьбе командующего округом Василевский принимает командование над другим отстающим полком дивизии и выводит его в передовые. Его рекомендуют для поступления на знаменитые курсы по подготовке высшего командного состава «Выстрел», несмотря на то, что он был царским офицером и сыном священника. Письма от отца попадали в политотдел, А.М. вызывали, выговаривали, предлагали выбрать: или армия, или религия. Перед ним был поставлен вопрос об отказе от родителей. Для честного человека – это трагедия. Отец и сын согласились на формальном разрыве, не переписываться, но продолжать молиться друг за друга. Сын маршала Василевского, генерал, вспоминал об отце: «Вера никогда его не покидала. Но отношения его с Богом были внутри. Он научился жить не показывая своего отношения к Богу». Василевский любил военное дело, но, как настоящий христианин, был чужд карьеризма, двурушничества, интриганства, и в периоды чисток уцелел. В 1936 году ему было присвоено звание полковника и его в числе первых зачислили в только что созданную Академию Генерального штаба. Через год он был назначен начальником оперативной подготовки в Генштабе. Вся работа Генерального штаба шла под непосредственным руководством Б.М. Шапошникова, который тоже был глубоко верующим человеком. Всю жизнь Борис Михайлович Шапошников носил ладанку на шее, которую, конечно, увидели … и доложили Сталину. И вот когда Борис Михайлович делал доклад, Сталин спросил его при всех: «Ну, что, Борис Михайлович, будем молиться за Родину?» После этого о ладанке никто не говорил. Этой репликой Сталин легализовал его веру в глазах подчинённых, поддержав его в вере и в молитве. Начальник Генштаба Б.М. Шапошников во время войны каждый день молился с земным поклоном: «Спаси, Господи, мою Родину и русский народ». Шапошников любил и ценил своего ученика маршала Василевского.

Маршал Василевский с отцом протоиереем Михаилом

Сталина всегда удивляло спокойствие, смирение и кротость Василевского: «Александр Михайлович, как это вы в жизни даже муху не обидите, а на фронте ворочаете миллионами солдат?»

Василевский рассказывал: «Зимой 1940 года после одного довольно затянувшегося заседания Политбюро ЦК ВКП(б) Сталин пригласил всех его участников отобедать у него на квартире в Кремле. Один из очередных тостов И.В. Сталин предложил за моё здоровье, и вслед за этим он задал мне неожиданный вопрос: «почему по окончании семинарии я не пошёл в священники»? Василевский смутился… Сталин, улыбаясь в усы заметил: «А вот мы с Микояном хотели пойти в попы, но нас почему-то не взяли». (А.И. Микоян закончил Духовное училище, потом Духовную семинарию и начинал учёбу в Духовной академии). Василевский вспоминал: «Беседа на этом не закончилась. – Скажите, пожалуйста, почему вы, да и ваши братья, совершенно не помогаете материально отцу? Насколько мне известно, один ваш брат – врач, другой – агроном, третий – командир, лётчик и обеспеченный человек. Я думаю, что все вы могли бы помогать родителям … Сталин сказал, чтобы я немедленно установил с родителями связь, оказывал бы им систематическую материальную помощь и сообщил бы об этом разрешении в парторганизацию Генштаба». Есть также свидетельство В.М. Молотова, присутствовавшего на этом ужине: «Сталин сказав Василевскому, что нехорошо забывать родителей, добавил: А вы, между прочим, долго со мной не расплатитесь! – Он подошёл к сейфу и достал пачку квитанций почтовых переводов. Оказывается, Сталин регулярно посылал деньги отцу Василевского, а старик думал, что это от сына. – «Я не знал, что и сказать», - признался Василевский. А Сталин продолжил: «Он служит до сих пор, а ему под восемьдесят. А вы знаете, как трудно старику стоять на ногах всю службу?» Во время войны мать умерла, 80-летний отец жил в Кинешме у старшей дочери. В конце войны Сталин посоветовал Василевскому перевести отца и сестру в Москву. Сталин дал тогда свой вагон, и протоиерей Михаил Василевский с почётом прибыл в Москву в сталинском вагоне. Протоиерей Михаил Василевский с благодарным сердцем молился за Сталина до последнего момента своей земной жизни.

Александр Михайлович Василевский был гениальным военачальником, наравне с маршалом Г.К. Жуковым. Они вместе разработали план операции по окружению и уничтожению фашистских войск (22 дивизии!) под Сталинградом. А в августе 1945 года маршал Василевский А.М. совершенно блестяще и в кратчайшие сроки произвёл разгром самой боеспособной японской элитной Квантунской армии в Манчжурии.

Маршал Василевский Сталина считал «умнейшим человеком с поразительной памятью». Хрущёв после смерти вождя требовал, чтобы Василевский прилюдно признал, что Верховный не имел стратегических способностей, маршал отказал ему в этом, и это ему дорого обошлось. После этого Хрущёв сразу отправил маршала в запас, отобрав дачу, построенную Василевским на собственные средства.

После кончины выдающегося маршала, его сын генерал И.А. Василевский заказал отпевание отца протоиерею Василию Жеребцову в церкви на Пятницком кладбище в Москве (очно отпеть было невозможно). Сын маршала генерал И.А. Василевский, так же, как и его отец, был глубоко верующим человеком.