×

Пестяковское благочиние



Наша страна стала первой в мире страной, узаконившей аборты. Молодая советская власть верила, что прерывание беременности – социальное явление, и с увеличением материального благосостояния прерывать беременность женщины не будут, аборты естественно прекратятся. Оказалось, всё с точностью наоборот. Ныне настолько привыкли к абортам, что не считают их преступлением.

У Наташи П. на первых месяцах второй беременности (у неё уже была маленькая дочь) начались кровотечения, её положили в больницу и предложили делать аборт: «Ребёнок, видимо умер в утробе, надо делать чистку». Наташа позвонила священнику, сообщив о требовании врача. Священник приехал в больницу, встретился с Наташей: «Ты сама-то, как чувствуешь, умер он, или живой?» - «Не знаю, но чистку делать боюсь, а вдруг он живой?» Решили молиться о помощи Божией и подключить к молитве Приход. Врач только покрутила пальцем у виска. Когда муж и родители убедились в твёрдости Наташи не делать аборт, решили перевезти её в областную больницу, но, к удивлению, врач сказала: «Зачем переводить? Пусть здесь рожает». Родился совершенно здоровый ребёнок, мальчик, ныне заканчивает школу.

А вот рассказ другой женщины: «… Не знаю, как меня угораздило сделать этот злополучный анализ… Врач-генетик местной женской консультации сказал мне, что у меня отягощённый генетический анамнез. «Болезнь Дауна – это очень серьёзно, – сказал доктор. – Вы должны делать аборт». Я вышла из больницы сама не своя, держась за стену. Прохожие спрашивали, не нужна ли их помощь, но мне тогда никто не мог помочь. Я не знала куда идти и что делать, но твёрдо знала, чего ни в коем случае нельзя делать. Нельзя убивать своего собственного ребёнка только за то, что ему не повезло быть здоровым. Решила домашним ничего не говорить про анализ до самых родов. Домой идти не хотелось. Побродив по городу и от души поплакав, стала вспоминать, у кого из моих знакомых такие же дети, и вспомнила двоих. Одна из них, Женя, бухгалтер из ЖЭКа. Хотя мы мало знакомы, я решила на следующий день идти к ней. Её дочке уже восемь лет, они жили в частном секторе.

Первой меня увидела дочь Жени Леночка, которая собирала яблоки возле забора, потом вышла Женя. Я сразу сказала ей, с чем пришла: как была счастлива ещё несколько дней назад, что у меня будет ребёнок, как меня напугали в консультации, как неожиданно для меня всё это. – «Я не вправе тебе советовать что-либо, – сказала Женя. – Мой муж ушёл через год после рождения ребёнка именно из-за трудностей. Он настаивал, чтобы я отдала дитя государству, после того как я категорически отказалась – ушёл». – «А тебе очень трудно?» – спросила я. – «Я её люблю. Эти дети, если их воспитывать с любовью, очень ласковые, очень привязаны к дому, к родным, любят природу и животных. Конечно, надо приложить много труда, чтобы ребёнок получил хоть какое-то интеллектуальное развитие». Она пригласила меня на чашку чая за столиком в саду. Мы много говорили, потом подошла Леночка. Скажу честно, этот ребёнок меня очаровал: девочка очень старательная и добрая к окружающим, несмотря на то, что ей всё даётся намного труднее, чем обычным детям. «Мама, не уходи», – просила Леночка, когда Женя хотела проводить меня. Женя осталась, присела возле девочки и взяла её за руку. Леночка обняла и поцеловала свою маму. Всё! Сомнений во мне больше не было ни капли! Моё решение оставить ребёнка окрепло.

Роды планировались на середину декабря, а я уже заранее назвала ребёнка Андрюшей. Я успокоилась и жила своей обычной жизнью. Только иногда возникали вопросы: «За что?», «Почему именно я?» Я часто читала Евангелие, Жития Святых, молилась, думала. Ах, Андрюша, не быть тебе воином Христовым… Таких, как ты, Бог посылает в мир, чтобы дать нам, грешным, возможность стать терпеливыми, заботливыми и сострадательными. День родов 17 декабря. Всё как у всех боль, ожидание, усталость и ещё перед первым криком малыша слова акушерки: «Поздравляем, у вас девочка!» - «Девочка? Как девочка? А где же мой Андрюша?» - «Бедненькая, совсем замучилась, – гладит меня по голове пожилая врач. – Через пару лет приходи за Андрюшей, когда нянька подрастёт. А девочка хорошая, здоровенькая, а голосок-то громкий какой!» Принесли моего ребёнка и как-то небрежно положили рядом со мной. Страшный анализ не подтвердился. Сегодня день св. великомученицы Варвары, значит ты – Варенька. Мне захотелось молиться, просто благодарить Бога за всё, что Он нам посылает. Вскоре под окно пришёл муж – радостный, весь в снегу. И я рассмеялась – так смеются после тяжёлых испытаний и многих скорбей, когда уже всё позади. Со мной мой простодушный добряк-муж, родные и Бог. Он всегда со мной, я ведь не была одинокой с того злополучного момента».