×

Пестяковское благочиние



Жена офицера Анастасия Алексеевна страдала душевной болезнью: «Всё что-то мне мерещится. Темноты боюсь, одна в квартире оставаться боюсь. Однажды от единой мысли, что я в квартире одна, такой на меня страх нашёл, что я вылетела на лестницу, а дверь, не подумавши, захлопнула. А замок французский, а ключа нет – два часа это я на лестнице продрожала, пока соседи не подошли.

Странные рожи какие-то лезут: раздуваются, ползут из углов. То страшный лиловый старик, то под столом рожа вроде скользкой большой лягухи затявкает: плюнь на икону, плюнь на икону!.. То привидится, а то навязывается в мысли! Впервые это ко мне пришло, когда я ещё школьницей была: билась, я помню, раз над задачей. Вдруг это откуда ни возьмись пришло мне в голову попросить, шутки ради, помочь мне нечистую силу: «Помогите, – говорю, – уж как-нибудь рассчитаюсь!» Только сказала, и так это быстро уяснилась мне вся задача, а за ней и другая. Ровно занавесочку в мозгу отдёрнули.

Ну решила и решила. А ночью вижу около своей кровати огромную рожу и пасть раскрыта: «Дай мне есть», – говорит. Жили мы тогда на окраине Пензы, мать сама пекла хлебы. Они лежали накрытые полотенцем. Я отхватила и бросила ему. Утром проснулась и думаю: «Экий противный сон привиделся». Вдруг слышу, мать кричит: «Дети, кто хлебы трогал? Не могли ножом отрезать? Обезобразили буханку, и полотенце на полу!» Она ругается, а я ни жива, ни мертва! А весной причащаться пошла, вдруг кто-то мне в самое ухо: «Выплюни, а ну-ка выплюни!» Тогда всё нипочём было – бегаю, да хохочу, а вот теперь расхлёбываю».

Трудности с учёбой бывают у многих. И многие помощи просят у Бога и получают её. «Живущий в помощи Вышнего» обретает себе покровителем Бога. А некоторые, по глупости, прибегают к помощи гадалок и всякой нечисти. Однажды ко мне подошёл мужчина лет тридцати, жаловался, что невыносимая тоска в душе, жить не даёт, толкает к самоубийству. А с чего началось? Был в юности пастухом, матерился на скот с наслаждением, и однажды услышал голос: «Хочешь, я тебе буду помогать?» Никого вокруг, кроме коров, не было, но вопрос повторился совершенно явственно, и он ответил: «Хочу!» После армии эта помощь обернулась тюрьмой, а потом тоской, которая заканчивается, как правило, сумасшествием, или самоубийством.